Династические войны

Автор: | 25.02.2017

Европейские государства по достоинству оценили новую расстановку сил, сложившуюся после Тридцатилетней войны. Начиная со второй половины XVII в. многие из них провозгла­сили целью своей внешней политики поддержание баланса сил. С тех пор стоило какому-нибудь агрессивному государству попытаться нарушить его в свою пользу, как против него почти моментально складывалась многочисленная коалиция госу­дарств, ставившая цель восстановить баланс сил. Последова­тельной сторонницей баланса сил была Великобритания, ост­ровное государство, у которого не было сильной сухопутной армии и которое поэтому особенно ревниво относилось к любым его нарушениям.

А таких «возмутителей спокойствия» в Европе было немало. Большинство государств стремилось к расширению своей тер­ритории и увеличению численности населения путем присо­единения частей других государств. Это стремление объясня­лось во многом экономическими причинами. Земля и рабочие руки в то время ценились намного больше, чем в настоящее время. Сельское хозяйство во всех странах было главной отрас­лью экономики. Чем больше была площадь пахотных земель или пастбищ, чем больше крестьян трудилось на полях и на фермах, тем богаче и могущественней было государство. Отсю­да стремление государств того времени к территориальному расширению, захвату новых земель с плодородными почвами и многочисленным населением.

Кроме сельского хозяйства важнейшим источником обога­щения государств являлась мировая торговля. Поэтому они вели захватнические войны, чтобы контролировать мировые торговые пути, в особенности морские. С этой целью европей­ские государства в XVII—XVIII вв. значительно активизирова­ли свою колониальную экспансию. Те из них, кто был лишен удобного выхода к морям, стремились его получить.

Большую роль играли и соображения престижа. Вестфаль­ский мир уравнял в правах европейских монархов. Поэтому вес того или иного государства в международных делах стал окон­чательно определяться не титулом и родословной правителя или его рангом в феодальной иерархии, как было в Средние века. Решающее значение приобрело военное и экономическое могущество государства, которое было прямо пропорционально

его размерам, наличию колониальной империи и роли в миро­вой торговле.

Тем не менее, предлогом для большинства войн, которые вели европейские государства во второй половине XVII — пер­вой половине XVIII в., служили династические притязания. В результате деидеологизации международных отношений и сни­жения роли конфессионального фактора на первый план снова выдвинулись династические интересы. Это и понятно, по­скольку большинство европейских государств, в том числе все крупные, оставались наследственными монархиями, в которых правили древние династии. Поэтому и отношения между госу­дарствами продолжали строиться во многом на основе динас­тического права.

Но в XVII—XVIII вв. в результате развития абсолютизма и концентрации государственной власти в руках монархов в ос­новном завершился процесс своеобразного «огосударствления» древних королевских династий, их «сращивания» с государст­вом, их приобщения к многообразию задач и целей, стоявших крупным современным единым и централизованным государ­ством. Это выражалось в понимании монархами своей ответст­венности за благополучие и процветание собственного государ­ства. Такой перемене в отношении монархов к государству во многом способствовало Просвещение, благодаря которому в европейской культуре утвердились новые ценности экономи­ческого прогресса, благосостояния, науки и образования. Под влиянием Просвещения правительства Пруссии, монархии Габсбургов, России, Франции, Испании и других стран прово-.дят политику просвещенного абсолютизма, находящую выра­жение в политических, социальных и экономических рефор­мах. Вместе с тем династические притязания служат и благо­видным прикрытием для откровенно корыстных, захватничес­ких целей внешней политики. Они позволяли европейским правительствам «сохранять хорошую мину при плохой игре».

Агрессивный курс внешней политики, направленный на из­менение в свою пользу существующего соотношения сил, про­водило в последней трети XVII — начале XVIII в. правительст­во французского короля Людовика XIV. Не получив за своей супругой испанской инфантой Марией-Терезией приданого, обусловленного брачным контрактом, он потребовал у испан­ского короля в качестве отступного территории в Южных Ни­дерландах. Поскольку тот отказал, Людовик XIV в 1667— 1668 гг. попытался силой захватить Южные Нидерланды. Это война получила название «деволюционной», поскольку фран­цузы ее обосновывали так называемым деволюционным пра­вом. Речь идет об обычае Нидерландов, точнее, одной из их провинций, Брабанта, согласно которому дети от второго брака

лишались наследства после отца. Испанский король Фи­липп IV умер в 1665 г., оставив от первого брака только дочь Марию-Терезию (супругу Людовика XIV). На трон вступил его сын Карл II от второго брака. Этим обстоятельством и вос­пользовался Людовик XIV, потребовав, в соответствии с дево-люционным правом, передачи Нидерландов Марии-Терезии. Ввиду отказа Испании удовлетворить это требование во Фланд­рию вторглись французские войска. Действия Людовика XIV, однако, вызвали беспокойство других государств, в том числе Англии, Голландии и Швеции. Поэтому французский король поспешил завершить дело миром. По Ахейскому договору 1668 г. Франция сохранила свои завоевания во Фландрии (в т.ч. города Лилль и Дуэ).

В 1672—1678 гг. Людовик XIV развязал агрессивную войну против Голландии. В союзе с ним выступили Англия и Шве­ция. Французская армия под командированием знаменитых полководцев Тюренна и Конде овладела рядом голландских крепостей и вторглась в глубь страны. Возникла угроза захвата Амстердама. Голландцам удалось остановить французов, лишь открыв шлюзы плотин и затопив часть страны. И на этот раз успехи французских войск вызвали беспокойство ряда госу­дарств, которые образовали в 1673—1674 гг. мощную анти­французскую коалицию. В нее вошли Голландия, император Священной Римской империи, многие члены Империи, в т.ч. Бранденбург, а также Испания и Дания. В 1678—1679 гг. в Нимвегене (Нидерланды) была подписана серия мирных дого­воров, который положили конец Голландской войне Людовика XVI. Согласно франко-голландскому договору 10 августа 1678 г. Франция очищала занятую ею в ходе войны голланд­скую территорию, тогда как Голландия признавала права Франции на колонии в Гвиане и Сенегале. По франко-испан­скому договору 17 сентября 1678 г. Испания уступала Франции Франш-Конте и ряд территорий в Испанских Нидерландах, а Франция вернула Испании часть Южных Нидерландов. Фран­ко-имперский договор 5 февраля 1679 г. в основном подтверж­дал условия Вестфальского мира. Шведско-голландский дого­вор 12 октября 1679 г. просто прекратил состояние войны между обеими сторонами. В целом, Нимвегенский мир означал шаг к господству Франции в Европе.

В дальнейшем для обоснования своих притязаний на анкла­вы иностранных государей, преимущественно германских кня­зей, оставшиеся внутри французской территории, Людовик XIV образовал специальные комиссии из числа юристов — так на­зываемые «палаты воссоединения». Их члены должны были ра­зыскивать древние документы, на основании которых можно было бы доказать права французского короля на эти анклавы.

Иностранным государям предлагалось принести присягу вас­сальной верности Людовику XIV, в противном случае им угро­жали конфискацией этих территорией. Политика «воссоедине­ний» оказалась настолько успешной, что в 1681 г. Людо­вик XIV, не утруждая себя никакими доказательствами, захва­тил город Страсбург.

В 1686 г. благодаря стараниям статхаудера Соединенных Провинций Вильгельма Оранского ряд европейских госу­дарств — Империя, Испания, Голландия, Савойя, некоторые немецкие князья и мелкие итальянские монархи, а также Шве­ция — заключили тайный антифранцузский союз — Аугсбург-скую лигу. После того как в 1689 г. Вильгельм Оранский стал английским королем, к Аугсбургской лиге примкнула и Анг­лия. Таким образом, Франция оказалась в полной международ­ной изоляции. Это, однако, не остановило Людовика XIV, ко­торый ввязался в длительную войну с союзными державами. Ее называют также войной за пфальцское наследство, или Орле­анской войной. Она началась в сентябре 1688 г. вторжением французских войск в Пфальц. Людовик ХГУ выступил с притя­заниями на значительную часть этого немецкого государства под предлогом защиты прав жены своего брата герцогини Ор­леанской (дочери умершего в 1685 г. курфюрста Карла Пфальцского). Военные действия велись широким фронтом во многих местностях Германии, в Нидерландах, Испании. Фран­цузские войска были отправлены даже в Ирландию, чтобы ока­зать поддержку восстанию 1688—1691 гг. против английского господства. Одержав ряд побед на суше, французы потерпели поражение на море от соединенного англо-голландского флота. Война завершилась лишь в 1697 г. весьма неблагоприятным для Франции Рисвикским миром, как называют серию догово­ров, заключенных сторонами. По этому миру Франция отказа­лась от ранее захваченных испанских и имперских территорий в Каталонии, Нидерландах и некоторых районах левобережья Рейна.

Наиболее длительной и тяжелой для Франции была война за испанское наследство в 1701—1714 гг., обусловленная жела­нием Людовика ХГУ посадить на испанский трон своего внука. Поскольку у испанского короля Карла II не было прямых на­следников, европейские монархи заблаговременно договори­лись о разделе владений испанской короны. Но уже после того, как они заключили между собой соответствующие договоры, Карл II спутал им все карты. Незадолго до своей кончины в 1700 г. он написал завещание, согласно которому объявлял своим преемником на испанском троне французского принца Филиппа Анжуйского, внука Людовика XIV.

Король-солнце встал перед трудным выбором: либо выпол­нить ранее достигнутые договоренности и ограничиться мини­мальными приобретениями, либо признать завещание и попы­таться заполучить все испанское наследство. После некоторых колебаний Людовик XIV решил рискнуть. Он заявил о призна­нии прав своего внука на испанский трон. Один из государст­венных деятелей Франции того времени воскликнул: «Пирене­ев больше нет!» Эта фраза выражала стремление правящих кру­гов Франции к созданию объединенной франко-испанской мо­нархии, равной которой по размерам территории, численности населения, армии и экономическим ресурсам (учитывая испан­ские колонии) в то время не было.

Произошло то, чего и следовало ожидать. Против Франции снова дружно выступила коалиция почти всех крупных госу­дарств Европы. 7 сентября 1701 г. в Гааге Англия и Голландия заключили союз с императором Священной Римской империи (так называемый Большой альянс) и в мае 1702 г. объявили войну Франции. Впоследствии к антифранцузской коалиции присоединились Бранденбург и большинство других герман­ских княжеств, Дания, Португалия и т.д. Франция оказалась почти в полной международной изоляции. Большие надежды Людовик XIV возлагал на помощь Швеции, традиционного со­юзника Франции, одного из звеньев «Восточного барьера», вы­строенного в прошлом французской дипломатией для давления на Империю. Молодой шведский король Карл XII обещал ока­зать Франции помощь. Однако выполнить это обещание ему помешала Северная война 1700—1721 гг., которую он был вы­нужден вести против коалиции России, Саксонии, Польши и Дании.

Военные действия развернулись в Испании, Нидерландах, Германии, Италии, колониях и на море. Во главе англо-гол­ландских войск стоял герцог Мальборо, имперских войск — Евгений Савойский. Они нанесли французам ряд крупных по­ражений. Один из претендентов на испанскую корону, ав­стрийский эрцгерцог Карл при поддержке английского флота высадился в Испании и провозгласил себя королем. Положе­ние французов казалось безнадежным. Но избрание в 1711 г. эрцгерцога императором Священной Римской империи Кар­лом VI существенно изменило международную обстановку. Как реальную угрозу своим интересам большинство государств вос­приняло возможность объединения в руках Габсбургов ав­стрийских и испанских владений. В 1712 г. в Утрехте начались переговоры союзников (за исключением Империи) с Фран­цией, на следующий год закончившиеся подписанием мирного договора. Война Империи и ряда германских князей с Фран-

цией продолжалась до 1714 г., когда в Раштатте и между ними был заключен мирный договор.

В результате длительной войны, до предела истощившей Францию, Людовику XIV пришлось умерить свои притязания. По Утрехтскому миру, заключенному 11 апреля 1713 г. между Францией и Испанией, с одной стороны, Англией, Голлан­дией, Бранденбургом и Савойей — с другой, и Раштаттскому миру 7 марта 1714 г. между Францией, Испанией и Империей, его внук Филипп V Бурбон все же сохранил испанскую корону, но лишь при условии отказа его наследников от прав на фран­цузский трон. Австрийские Габсбурги получили испанские вла­дения в Южных Нидерландах (Бельгию) и в Италии (Милан­ское герцогство, Королевство Обеих Сицилии и др.). Значи­тельных выгод добилась Англия: она получила в свое владение Гибралтар и о. Менорку в Средиземном море, территории в Северной Америке (остров Ньюфаундленд и др.), а также мо­нопольное право торговли африканскими рабами-неграми в испанских колониях в Америке (т.н. асьенто1).

Главный итог Войны за испанское наследство заключался в том, что потерпели крах намерения Людовика XIV изменить расстановку сил в свою пользу и добиться господства Франции в Европе и колониях. Благодаря усилиям антифранцузской ко­алиции баланс сил в начале XVIII в. был восстановлен: неко­торое усиление позиций Франции благодаря воцарению в Ис­пании родственной династии (испанских Бурбонов) было урав­новешено территориальными и колониальными компенсация­ми другим государствам. В частности, Южные Нидерланды вошли в состав монархии Габсбургов.

Кроме Франции угроза европейскому балансу сил исходила также от так называемых «новых держав», как современники называли Швецию, Бранденбургско-Прусское государство и Россию, сумевших благодаря внутренним преобразованиям и успешной внешней экспансии значительно поднять свое воен­ное могущество, политическое влияние и международный авто­ритет.

В течение всей второй половины XVII в. Швеция вела на­пряженные войны с соседними странами Данией, Бранденбур­гом (впоследствии — Пруссией), Речью Посполитой, Россией. Она стремилась не только к господству в Северной Европе. В

1 Асьенто — договоры, по которым Испания в XVI—XVIII вв. предо­ставляла частным лицам или иностранным государствам монопольное право на ввоз негров-рабов в свои американские владения. В XVI— XVII вв. это право принадлежало в разное время фламандцам, генуэзцам, голландцам, в 1701 г. было предоставлено Франции, а в 1713 г. сроком на 30 лет — Англии.

первой половине XVII в. шведы устроили свои колонии на по­бережье Северной Америки и Западной Африки. Однако не смогли их удержать. Спустя несколько лет шведские колонии стали добычей других, более сильных колониальных держав, главным образом Англии.

В Восточной Прибалтике захватническая политика швед­ских королей столкнулась с противодействием России, которая значительно усилилась в результате присоединения Левобереж­ной Украины (по Андрусовскому перемирию 1667 г. и «Вечно­му миру» с Польшей 1686 г.). Главной задачей России в облас­ти внешней политики являлось получение свободного доступа к мировым торговым путям, следовательно, выхода к морю. Она оспаривала у Швеции право владеть берегами Финского залива, ранее принадлежавшими Русскому государству. Одно­временно она не забывала и о Черном море, по которому еще в Средние века пролегал торговый путь из Северной Европы в Южную («из варяг в греки») и далее на азиатский Восток. В 1686 г. Россия примкнула к Священной лиге — коалиции евро­пейских государств, включая Империю, Речь Посполитую и Венецию,— которая объявила Турции войну. Частью этой об­щеевропейской войны против Османской империи, которая ве­лась на Балканах и в Средиземном море, явились Крымские походы русских войск 1687 и 1689 гг., а также Азовский поход 1695—1696 гг. Петра I. Однако надежды, которые русское пра­вительство возлагало на эту войну, не оправдались. Противоре­чия из-за испанского наследства побудили союзников России поспешить с заключением мира. В 1699 г. с Турцией было под­писано Карловицкое перемирие, по которому Россия получила Азов в устье реки Дон. Поэтому Россия переключила свое вни­мание на Балтийское море.

Решающей схваткой между Швецией и Россией за господ­ство на Балтийском море явилась Северная война 1700— 1721 годов. Россия вела ее в благоприятной международной обстановке. Ей удалось заручиться поддержкой ряда государств Европы, в частности, Дании и объединенных в форме личной унии Саксонии и Речи Посполитой. Швеция же осталась в одиночестве, потому что большинство европейских государств было занято войной за испанское наследство. Северная война закончилась убедительной победой России. По Ништадтскому мирному договору 1721 г. Россия получила значительную часть восточного побережья Балтийского моря с портами Ригой, Ре­велем, Выборгом и др. В 1703 г. в устье Невы был основан Санкт-Петербург, ставший в 1712 г. новой столицей Русского государства. Значение этой победы столь высоко оценивалось русским правительством, что несколько месяцев спустя после

подписания Ништадтского мира Петр I упразднил титул царя и принял титул императора.

Отсюда новое название государства — Российская империя, вошедшее в употребление с обычными (Русское государство, Россия).

С 1697 г. польским королем был саксонский курфюрст Ав­густ II, который проводил дружественную по отношению к России политику. На территории Речи Посполитой находи­лись значительные силы русской армии. В результате влияние России в польских землях усилилось. Это, однако, противоре­чило интересам части польской знати, которая в 1733 г. после смерти Августа II избрала королем магната Станислава Ле-щинского, который был тестем Людовика XV. Польше издав­на, еще с XVI—XVII вв., отводилась важная роль во внешне­политических планах Франции. Наряду с Османской импе­рией и Швецией это государство в течение длительного вре­мени являлось неотъемлемой частью «Восточного барьера», обращенного против монархии Габсбургов. Против Франции выступили Россия, Саксония и монархия Габсбургов, недо­вольные избранием Лещинского польским королем. Началась т.н. война за польское наследство. На территорию Речи По­сполитой вошли русские войска, которые развернули военные действия против сторонников Лещинского. Одновременно войска Габсбургов вступили в сражения с французами в Се­верной Италии. В конце концов, Франция и силы ее ставлен­ника потерпели поражение. Саксонский курфюрст Фридрих Август был избран польским королем под именем Августа III.

Во второй половине XVII в. возрастает международное влияние Прусско-Бранденбургского государства, возникшего в 1618 г. в результате объединения курфюршества Бранденбург и герцогства Пруссия (бывшего Тевтонского ордена) под влас­тью правителей из династии Гогенцоллернов. В 1701 г. кур­фюрст Фридрих III в обмен на участие в войне за испанское наследство получил от императора Священной Римской импе­рии титул короля. С этого момента Бранденбургско-прусское государство превратилось в королевство Пруссия. Особенность ее положения заключалась в том, что она состояла из не­скольких частей, разбросанных на значительном расстоянии от Рейна до Немана. Поэтому прусские короли главной зада­чей своей внешней политики считали территориальную кон­солидацию королевства путем присоединения сопредельных владений. С этой целью они создали армию, которая по праву считалась одной из сильнейших в Европе.

Первой крупной агрессивной войной Пруссии было напа­дение в 1740 г. на монархию Габсбургов. Поводом послужила смерть императора Священной Римской империи и правителя

монархии Габсбургов Карла VI, не оставившего мужского на­следника по прямой линии. Однако он заблаговременно, еще в 1713 г. издал т.н. Прагматическую санкцию (закон), в соот­ветствии с которым все наследственные земли Габсбургов на вечные времена должны были оставаться нераздельными и при отсутствии мужского потомства переходить к дочерям им­ператора. После смерти императора Карла VI в 1740 г. его старшая дочь Мария-Терезия, согласно Прагматической сан­кции, вступила во владение всеми землями монархии Габс­бургов. Это вызвало негативную реакцию многих государей. Первым о своих правах на австрийское наследство заявил прусский король Фридрих II. Он силой захватил Силезию, одну из провинций монархии Габсбургов. Его примеру после­довали и другие европейские монархи, в том числе и члены Империи. В частности, курфюрст баварский Карл-Альбрехт в качестве потомка Анны, дочери императора Фердинанда I, притязал на все наследство Габсбургов. С аналогичными притязаниям выступила Испания, которая ссылалась на ста­ринные наследственные договоры между австрийской и ис­панской линиями Габсбургского дома. Так же поступил и курфюрст саксонский Август III, женатый на старшей доче­ри императора Иосифа I, правившего в начале XVIII века. Франция решила воспользоваться династическим спором, чтобы окончательно сокрушить ненавистную монархию Габс­бургов. Началась общеевропейская война за австрийское на­следство.

В этой войне молодую правительницу наследственных вла­дений Габсбургов Марию-Терезию поддержали Россия, Вели­кобритания и Голландия. Россия не желала ослабления мо­нархии Габсбургов, поскольку рассчитывала на союз с ней в борьбе против Османской империи. И действительно, на про­тяжении XVIII в. русские и австрийцы не раз вместе воевали против турок. Великобритания и Голландия усматривали в аг­рессивных действиях Пруссии и Франции попытку нарушить в свою пользу соотношение сил в Европе. Оба государства были особенно чувствительны к любым политическим пере­менам на континенте, потому что не имели сильных сухопут­ных армий, способных защитить территорию крохотной Гол­ландии и Ганновера, владения английских королей из Ганно­верской династии, которые стали править в Великобритании, начиная с 1714 года. Военные действия развернулись как в Европе, например, в Нидерландах и Лотарингии (куда был послан русский экспедиционный корпус), так и в колониях — Индии, Америке.

Габсбургам в конечном счете удалось сохранить наследст­венные владения. Вернули они и титул императора Священной

Римской империи. После короткого перерыва, когда императо­ром был курфюрст Баварский, в 1745 г. Франц Стефан герцог Лотарингский, супруг Марии-Терезии, был избран императо­ром Францем I. Правда, они не сумели вернуть Силезию, ко­торая так и осталась в руках прусского короля. Не досчитались они и некоторых территорий в Италии.

В итоге войны за австрийское наследство удалось сохранить баланс сил основных европейских государств. Однако мир ока­зался непрочным, потому что в ходе войны обнаружились ост­рейшие противоречия и соперничество между династиями Габсбургов и Гогенцоллернов, правившей в Пруссии. Австро-прусский антагонизм внес существенные изменения в расста­новку сил на международной арене. Наряду с англо-француз­скими противоречиями он стал той осью, вокруг которой на протяжении длительного времени вращалась европейская по­литика.

5. «Дипломатическая революция» и Семилетняя война 1756—1763 гг.

События, чреватые серьезными последствиями для между­народных отношений, происходили в первой половине XVIII в. и за пределами Европы, где развернулась борьба между Фран­цией и Великобританией, крупнейшими колониальными и морскими державами того времени. Их привлекали одни и те же районы земного шара — Индия (Ост-Индия) и Северная Америка. Наиболее активный период экспансии французов в Индии приходится на середину XVIII в., когда им удалось под­чинить территорию, почти равную по площади самой Фран­ции. В Северной Америке к началу XVIII столетия англичане сумели колонизовать северо-восточное побережье от острова Ньюфаундленд на севере до полуострова Флорида на юге. Французы сумели захватить долину реки Св. Лаврентия, бас­сейн Великих американских озер, а также бассейн реки Мис­сисипи.

Таким образом, сплошная полоса французских владений как бы дугой охватывала британские колонии, вытянувшиеся вдоль побережья Атлантического океана. Это давало огромное преимущество французам, которые преграждали доступ англи­чанам во внутренние районы Северной Америки. Британским властям оставалось либо уступить французам первенство в ко­лониальном освоении просторов Северной Америки, либо до­биваться изменения в свою пользу сложившегося положения. Уступать они не захотели. Поэтому столкновение Великобрита­нии и Франции в Северной Америке было лишь вопросом вре­мени. Об этом свидетельствовало то обстоятельство, что все во-

оружейные конфликты, имевшие место между Францией и Англией в конце XVII — первой половине XVIII в., включая войны за испанское и австрийское наследство, сопровождались яростными столкновениями в колониях.

И Великобритания, и Франция придавали большое значе­ние дипломатической подготовке будущей войны, стремясь за­ручиться могущественными союзниками. В первой половине XVII! в. Великобритания поддерживала дружественные отно­шения с монархией Габсбургов. Она даже выступила на ее сто­роне во время войны за австрийское наследство в 1740—1748 го­дах. Это дружба в решающей мере была продиктована тем, что оба государства враждовали с Францией. Однако постепенно короли из Ганноверской династии, правившие в Англии с 1714 г., пришли к выводу о необходимости пересмотра полити­ки союзов на европейском континенте. Их побуждало к этому стремление создать надежные гарантии безопасности своих владений в Германии. Война за австрийское наследство убеди­ла их, что Габсбурги не в состоянии защищать должным обра­зом даже собственную страну. Поэтому британское правитель­ство решило отказаться от союзных отношений с этим государ­ством и сделать ставку на Пруссию, сумевшую создать много­численную и образцовую армию, блестяще проявившую себя в войне с монархией Габсбургов. 16 января 1756 г. Великобрита­ния заключила с Пруссией т.н. Вестминстерскую конвенцию о нейтралитете для Германии, объективно направленную против монархии Габсбургов.

Габсбурги были вынуждены искать сближения с двумя дру­гими государствами континента — Россией и Францией. С Россией Габсбургов и раньше связывали дружественные отно­шения. Они не забыли, что Россия выступила на их стороне в войне за австрийское наследство. Еще в русско-австрийском договоре об оборонительном союзе от 22 мая (2 июня) 1746 г. содержалась секретная статья, согласно которой в случае напа­дения Пруссии на Австрию, Польшу или Россию утраченные венским двором права на Силезию восстанавливались. Подоб­но монархии Габсбургов, Россия выражала беспокойство тер­риториальным расширением Пруссии и ростом ее могущества. Вместе с тем Россию связывали тесные отношения с Великоб­ританией, с которой она в 1755 г. заключила союзный договор. По этому договору в обмен за предоставленную Великобрита­нией субсидию она обязалась держать на западной границе войска численностью 55 тыс. человек, предназначенные для за­щиты Ганновера.

Однако на пути сближения Габсбургов с Францией стояло столько препятствий, накопившихся за два столетия соперни­чества, что протянуть друг другу руку было и для той, и для

другой стороны поистине актом политического мужества. Сыг­рало роль то обстоятельство, что Франция была глубоко уяз­влена «изменой» Пруссии, которая разорвала традиционные союзнические отношения с ней и переметнулась на сторону Великобритании. Кроме того, со времени воцарения в Испа­нии Бурбонов она уже не боялась «враждебного окружения». И самое главное, нужно было противопоставить Великобритании и Пруссии столь же могущественную коалицию. Активным по­борником сближения с Францией был видный австрийский дипломат граф Кауниц, назначенный в 1753 г. главой диплома­тического ведомства монархии Габсбургов. Во многом благода­ря его усилиям 1 мая 1756 г. был подписан акт о нейтралитете и Версальский оборонительный договор между обоими двора­ми: монархия Габсбургов выражала намерение соблюдать ней­тралитет в споре между Францией и Великобританией из-за колоний, но обе монархии обязались помогать друг другу, за­щищая свои владения в Европе.

Еще в 1754—1755 гг. начались вооруженные столкновения между отрядами французских и британских колониальных войск в Северной Америке. В мае 1756 г. Великобритания объ­явила войну Франции. А 17(28) августа 1756 г. Фридрих II с 95-тысячной армией вторгся в Саксонию и окружил саксонскую армию. В этих условиях окончательно свой выбор сделала и Россия, присоединившись к Версальскому договору. 31 декабря 1756 г. (11 января 1757 г.) она заключила Петербургский союз­ный договор с Габсбургами. В результате образовались две ко­алиции: с одной стороны — Пруссия, Великобритания (с Ган­новером) и некоторые германские государства (Гессен-Кассель, Брауншвейг, Шаумбург-Липпе и Саксен-Гота), с другой — мо­нархия Габсбургов, Франция, Россия, Швеция, Саксония и большинство германских государств, входивших в состав Свя­щенной Римской империи и вступивших в войну по решению имперского сейма в Регенсбурге 6(17) января 1757 года. Образо­вание обеих коалиций, состоявших из вчерашних врагов, вошло в историю под названием «дипломатической революции». Она определила новую расстановку сил в Европе, обусловленную возникновением прусско-австрийского антагонизма.

Начавшаяся война была следствием сложного комплекса международных противоречий — династического соперничест­ва Гогенцоллернов и Габсбургов, стремления Габсбургов вер­нуть захваченную Пруссией Силезию, англо-французского тор­гового и колониального соперничества, наконец, русско-прус­ской борьбы за влияние в Восточной Прибалтике. Военные действия развернулись на всем протяжении прусских границ — от Восточной Пруссии, где воевала русская армия, до Саксо­нии и Силезии, где с пруссаками сражались австрийцы, и за-

падных провинций, где вели наступление французы. Пруссаки заставили капитулировать Саксонию, а в 1757 г. разбили фран­цузов в сражении при Росбахе и австрийцев при Лейтене. Од­нако плоды этих побед уничтожила русская армия, занявшая в 1758 г. Восточную Пруссию и разбившую пруссаков в сраже­нии при Гросс-Егерсдорфе. 1(12) августа 1759 г. в битве при Кунерсдорфе прусская армия понесла еще более тяжелое пора­жение. Сам король Фридрих II был вынужден спасаться бегст­вом и едва избежал плена. В 1760 г. русские войска на корот­кое время заняли Берлин. От неминуемого поражения Прус­сию спасло то, что в 1761 г. Россия вследствие смерти импе­ратрицы Елизаветы и прихода к власти Петра III зышла из войны. Хотя Петр III царствовал недолго, спустя год в резуль­тате дворцового переворота его сменила Екатерина II, Россия в войну не вернулась.

Однако исход войны решался не только на полях сражений в Европе, но и в колониях. А здесь соотношение сил оказалось крайне неблагоприятным для французов. Население британ­ских колоний в Северной Америке в 20—30 раз превосходило число французов, рассеянных по большой территории от Се­верного Ледовитого океана до Мексиканского залива. Воору­женным отрядам колонистов, которые пришли на помощь бри­танским колониальным войскам, они могли противопоставить разве что союзные индейские племена. Закончились провалом попытки правительства Франции повлиять на ход военных действий и в Индии. В 1761 г. гарнизон города Пондишери, осажденного англичанами, вынужден был капитулировать. Ураган разбросал по морю корабли отправленной на помощь эскадры.

Главным итогом Семилетней войны явилось то, что Фран­ции практически потеряла свою колониальную империю, со­зданную с таким трудом на протяжении предшествующих полутора-двух столетий. Согласно Парижскому мирному дого­вору 1763 г., заключенному между Великобританией и Порту­галией, с одной стороны, и Францией и Испанией, с другой, французы были вынуждены передать англичанам большинство своих владений в Америке и Индии — Новую Франция (Кана­ду), остров Кап-Бретон, Восточную Луизиану (за исключением Нового Орлеана), острова Доминика, Сент-Винсент, Гренада и Тобаго в Вест-Индии, почти всю захваченную ранее француза­ми территорию Сенегала. В Индии в руках французов осталось всего лишь несколько городов — Пондишери и некоторые дру­гие. Испания уступила Великобритании Флориду, но взамен получила от Франции Западную Луизиану и денежное возме­щение. Параллельно Парижскому миру Пруссия, с одной сто­роны, монархия Габсбургов и Саксония, с другой стороны,

подписали в том же году Губертусбургский мир. По его услови­ям Пруссия подтвердила свои права на Силезию, захваченную еще в 1740 г., но была вынуждена очистить Саксонию.

В результате Семилетней войны больше всего пострадала Франция. Ее колониальное, военное и военно-морское могу­щество было серьезно подорвано. Наоборот, Великобритания превратилась в самую крупную колониальную и морскую дер­жаву мира, практически не имеющую достойных соперников. С этого времени она становится владычицей морей. Пруссия окончательно вышла из тени, которую бросала на нее Импе­рия. Ее теперь воспринимали как равную крупнейшие европей­ские державы. Ничего не приобрели от участия в Семилетней войне монархия Габсбургов и Россия. Поэтому в дальнейшем они сосредоточили свое внимание на так называемом Восточ­ном вопросе.

Фактически Семилетняя война нарушила существовавший ранее баланс сил в пользу Великобритании и Пруссии, причем, в такой степени, в какой этого ранее не удавалось достичь ни одной из стран Европы. Следовательно, рухнул один из осно­вополагающих принципов Вестфальской системы международ­ных отношений, что не могло не отразиться на прочности и всей ее конструкции.

6. Восточный вопрос

В XVIII в. Османская империя, знавшая когда-то лучшие времена, окончательно вступила в период упадка. Так возник Восточный вопрос, или вопрос о судьбе Османской империи.

Россия, стремившая овладеть побережьем Черного моря, добивалась раздела владений Османской империи между заин­тересованными государствами. В этом отношении ее взгляды отчасти совпадали с позицией монархии Габсбургов, которая на протяжении XVI—XVIII вв. почти непрерывно воевала с турками, сначала сдерживая их натиск, а затем постепенно от­тесняя их на восток. В конце XVII в. Россия и монархия Габс­бургов участвовали в войне антитурецкой Священной лиги. В 1711 г. Петр I совершил так называемый Прутский поход во владения турецкого султана. В 1735—1739 гг. Россия в союзе с монархией Габсбургов и Ираном вновь воевала против Осман­ской империи за выход к Черному морю.

Однако Россия вскоре почувствовала недовольство Габсбур­гов русской экспансией в направлении Черного моря и Бал­канского полуострова. Это обстоятельство заставило ее пойти на сближение с так называемыми «северными дворами» — пра­вительствами Пруссии, Дании, Швеции. Политика опоры на эти страны получила у современников название «северной сис-

гемы», или «северного аккорда». Вдохновителем этой политики был крупный дипломат Н.И. Панин, возглавлявший в 1763— 1781 гг. Коллегию иностранных дел. В осуществление этой по­литики России удалось установить дружественные отношения и с Великобританией, с которой в 1766 г. был подписан торго-иый договор. Все эти меры способствовали укреплению дипло­матического «тыла» России ввиду нового обострения противо­речий на Ближнем Востоке.

Поводом к новой русско-турецкой войне послужило недо­вольство Порты (как в Европе называли правительство Осман­ской империи) усилением влияния России в Польше, где в 1764 г. на трон был возведен Станислав Август Понятовский, ставленник Екатерины II. Турция потребовала вывода русских войск из Польши, где они с 1768 г. вели военные действия против Барской конфедерации, вооруженной группировки польского дворянства, отказывавшегося принять Понятовско-го. После того, как Россия отклонила это требование, 25 сен­тября (6 октября) 1768 г. Турция объявила ей войну при под­держке Францией и монархии Габсбургов. В ходе этой войны русские войска добились крупных побед в Дунайских княжест­вах и в Закавказье, а русская военно-морская эскадра, совер­шив переход из Балтийского в Средиземное море, разбила ту­рецкий флот в сражении при Чесме в 1770 году. В результате войны 1768—1774 гг. с Османской империей был заключен Кючук-Кайнарджийский мирный договор, который предусмат­ривал отделение от Османской империи Крымского ханства, объявлявшегося независимым, передачу России части морского побережья с крепостями Керчь, Еникале, Кинбурн; сохранение в составе российских владений Большой и Малой Кабарды; право русским торговым судам беспрепятственно плавать по Черному морю и проходить через Черноморские проливы; а также автономию Молдавии и Валахии и переход этих кня­жеств под покровительство России.

Эти победы побудили Екатерину II предложить Габсбургам план территориального раздела Османской империи, вошед­ший в истории под названием «греческого проекта». В соответ­ствии с ним, северную часть Балканского полуострова должны были поделить между собой Габсбурги и Россия, а в южной его части создавалась Греческая империя во главе с великим кня­зем Константином, внуком Екатерины. Территориальные ком­пенсации за счет Османской империи или в порядке обмена владениями должны были получить и другие европейские дер­жавы. Например, Франция — Египет. Проект Екатерины II вы­звал большое волнение европейских правительств. Великобри­тания и Франция высказались за сохранение территориальной целостности Османской империи. Они руководствовались при

этом как своими торговыми интересами (французские и бри­танские купцы пользовались широкими льготами в торговле с Османской империей — так называемыми капитуляциями), так внешнеполитическими. Они не хотели усиления влияния ни России, ни любой другой державы в Восточном Средиземно­морье, через которое проходил кратчайший путь из Европы в Южную Азию. Под давлением Великобритании осудили проект монархия Габсбургов и Пруссия.

Россия решила действовать самостоятельно. В апреле 1783 г. она объявила о присоединении Крыма, который в про­шлом являлся вассальным владением турецкого султана, и обеспечила себе таким образом доминирующее положение в Северном Причерноморье. Позиции России в Закавказье уси­лились благодаря Георгиевскому трактату, заключенному 24 июля (4 августа) 1783 г. с грузинским царством Картли-Ка-хети (Восточная Грузия). По этому договору грузинский царь Ираклий II признал покровительство России и отказался от самостоятельной внешней политики. Екатерина II со своей стороны гарантировала целостность владений Ираклия. Боль­шое значение имело то, что Россия приняла на себя обязатель­ство защищать Грузию в случае войны. В ответ на эти действия Османская империя при поддержке Великобритании, Франции и Пруссии объявила в 1787 г. России войну, требуя возвраще­ния Крыма. Но на стороне России в 1788 г. выступила монар­хия Габсбургов. Эта война закончилась победой России, кото­рая по Ясскому мирному договору, заключенному 29 декабря 1791 г. (9 января 1792 г.), закрепила за собой Крым и отодви­нула границу с Османской империей до реки Днестр. Этим до­говором подтверждались привилегии, предоставленные населе­нию Молдавии и Валахии в 1774 г. Турция отказывалась от претензий на Грузию и обязывалась не предпринимать каких-либо враждебных действий в отношении грузинских земель.

Победы в войнах с Османской империей конца XVIII в. су­щественно изменили в пользу России расстановку сил на Ближнем Востоке и соответственно усилили ее позиции в от­ношениях с другими европейскими государствами, заинтересо­ванными Восточным вопросом.

7. Разделы Польши

Одновременно с Восточным вопросом большую озабочен­ность европейских государств во второй половине XVIII в. вы­зывало положение в Речи Посполитой. После смерти Авгус­та III в 1764 г. польским королем, как отмечалось выше, был избран Станислав Август Понятовский. Опираясь на патриоти­ческие круги польской знати, он попытался осуществить неко-

горые реформы управления, призванные укрепить польское го­сударство. Это вызвало обеспокоенность России и Пруссии. Поводом для вмешательства во внутренние дела Речи Поспо-нитой они выбрали так называемый «диссидентский вопрос».

Диссидентами в католической Польше называли православ­ных и протестантов, которые подвергались ограничениям по религиозному признаку. По требованию России и Пруссии польский сейм предоставил «диссидентам» свободу вероиспо-кедания и другие права. Гарантом выполнения этого решения стала российская императрица Екатерина II. Однако против него выступили влиятельные слои католического дворянства (шляхты). Они образовали антиправительственное объедине­ние — Барскую конфедерацию (по названию города Бар), ко­торая подняла вооруженный мятеж. На подавление этого мяте­жа была направлена русская армия. Военные действия продол­жались несколько лет. Это потребовало от России значительно­го напряжения сил, учитывая, что одновременно она вела войну в 1768—1774 гг. с Турцией. В конечном счете, Россия договорилась с Пруссией и монархией Габсбургов о разделе части территории Речи Посполитой, С этой целью они подпи­сали 25 июля (5 августа) 1772 г. Петербургскую конвенцию.

Россия не была прямо заинтересована в разделе Польши. Но она дала на это согласие, учитывая тяжелое внутреннее и внешнее положение, сложившееся в связи с русско-турецкой войной, угрозой выступления монархии Габсбургов на стороне Турции, а также сильным нажимом Пруссии — инициатора раздела. Каждый из участников этого раздела получил погра­ничные территории польского государства: Россия — Восточ­ную Белоруссию, Пруссия — Поморье, монархия Габсбургов — Галицию. В стратегическом отношении от первого раздела Польши больше всего выиграла Пруссия, которая добилась территориального соединения Восточной Пруссии (как вскоре стали называть земли бывшего Тевтонского ордена) с основной частью королевства.

Бесспорно, действия трех восточноевропейских монархий по отношению к Речи Посполитой носили захватнический ха­рактер. Но они соответствовали их государственным интере­сам, а также морали и нравам того времени, когда правитель­ства практически не принимали в расчет интересы народов и тем более — интересы отдельных национальностей. Границы между государствами устанавливались без учета языка, рели­гии, культурных традиций местного населения. Главной причи­ной трагедии, постигшей в конце XVIII в. польский народ, была слабость государства, оказавшегося неспособным выпол­нить свои основные функции, в том числе защитить страну от внешней агрессии.

Раздел 1772 г. встряхнул польское общество. Правящие круги осознали необходимость укрепления государственной власти, преодоления царящей в стране анархии. Под влиянием Французской революции конца XVIII в., показавшей народам мира пример глубокого преобразования общества и государст­ва, польский сейм принял 3 мая 1791 г. конституцию. Она от­менила право вето, которым в прошлом пользовались депутаты сейма, учредила наследственную монархию и последовательно провела принцип разделения властей.

Эти события встревожили правительства восточноевропей­ских монархий. Россия спровоцировала мятеж противников конституции 1791 г., образовавших так называемую Тарговиц-кую конфедерацию. Конфедератов поддержал король Стани­слав Август Понятовский. Они добились отмены конституции. Этими событиями воспользовались Россия и Пруссия, подпи­савшие 12(23) января 1793 г. конвенцию о втором разделе Польши. По этому договору Россия получила всю Белоруссию и украинские земли на правом берегу Днепра, Пруссия — за­падные и северные земли Речи Посполитой.

В ответ на действия соседних держав в Польше вспыхнуло восстание под руководством Т. Костюшко. На его подавление была направлена русская армия под командованием А.В. Суво­рова. В результате многомесячных боев основные силы по­встанцев были разгромлены, а их предводитель взят в плен. Это предрешило судьбу польского государства. 13(24) октября 1795 г. Россия, Пруссия и монархия Габсбургов подписали конвенцию о третьем разделе Польши. Польское государство надолго исчезло с политической карты Европы. 15(26) января 1797 г. тремя державами была подписана еще одна конвенция, которая утвердила раздел Речи Посполитой и ликвидировала остатки польской государственности, упразднив польское граж­данство, исключив из титулов государей упоминаний о Польше и пр.

Польские патриоты не смирились с разделами своей стра­ны. Они продолжали борьбу за восстановление ее независи­мости и территориальной целостности. Понимая, что им в оди­ночку не справиться с могущественными противниками, они обратились за помощью к революционной Франции, которая одной из целей своей внешней политики провозгласила осво­бождение угнетенных народов Европы. Так возник «Польский вопрос» европейской политики, т.е. вопрос о восстановлении независимого польского государства. Впоследствии он явился источником серьезных противоречий в отношениях между ев­ропейскими государствами. Вместе с тем он на долгие годы сплотил три восточноевропейские монархии, заинтересованные в сохранении своего господства над Польшей.

В результате разделов Польши значительно возросло могу­щество трех восточноевропейских монархий — России, монар­хии Габсбургов (Австрии) и Пруссии, — усилилось их влияние на политическое положение в Европе.

Вопросы:

\. Каковы причины Тридцатилетней войны, цели ее участников?

2. Какую роль играла Россия в Тридцатилетней войне?

3. Назовите основные положения Вестфальского мира.

4. Каково историческое значение Вестфальского мира?

5. Какие страны были в XVII—XVIII вв. главными соперниками в борьбе за господство в колониях и на путях мировой торговли?

6. Какие цели преследовала Россия на международной арене в конце XVII - начале XVIII вв.?

7. Какое значение имела теория «естественных границ» для внеш­ней политики Франции?

8. Какие войны называют династическими и почему?

9. Что такое «дипломатическая революция»?

10. Каковы причины и итоги Семилетней войны?

11. Что такое Польский и Восточный вопросы европейской поли­тики?

Литература:

Основная:

История дипломатии. М., 1959. Т. 1. Разд. 3. Гл. 4. История Европы. М., 1994. Т. 4. Ч. 3. Гл. 14-15.

История внешней политики России. XVIII век. М., 1998. Гл. 1,

1—2; гл. 2, 2—3; гл. 3, 2—4; гл. 4.

Иванова И.И. История международных отношений от античности до конца первой мировой войны. Владивосток, 2001. Ч. I. Гл. 5.

Протопопов А.С., Козьменко В.М., Елманова Н.С. История между­народных отношений и внешней политики России: 1648—2000. М., 2001.Ч. I. Гл. 3-4.

Дополнительная:

Вайнштейн О.Л. Россия и Тридцатилетняя война. [М.,] 1947. Вве­дение.

Поршнев Б.Ф. Тридцатилетняя война и вступление в нее Швеции и Московского государства. М., 1976. Гл. 1 («Европа») и Приложение («Политические отношения Западной и Восточной Европы в эпоху Тридцатилетней войны»).

Ивонина Л.И. Дипломатия и революция: Две английские револю­ции и европейская политика XVII в. Смоленск, 1998.

Молчанов Н.Н. Дипломатия Петра Первого. М., 1986. Ч. 2. Гл. «Дипломатическая подготовка Северной войны», «Дипломатия в годы первых побед»; ч. 3. Гл. «Послеполтавская дипломатия»; Ч. 4. Гл. «Дела турецкие и польские».

Черкасов П.П. Двуглавый орел и королевские лилии. М., 1995. Гл. 2.

Яковлев Н.Н. Европа накануне Семилетней войны. М., 1997. Гл. 4-5.

Восточный вопрос во внешней политики России (конец XVIII — начало XX в.). М., 1970. Разд. I. Гл. 1.

Российская дипломатия в портретах. Ч. 1. М., 1992.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

71 − 62 =